пятница, 4 ноября 2011 г.

Смута. Минин и Пожарский.



В 1605г. умер русский Царь Борис Годунов, для России начался трагический период ее истории, получивший название «Смутного времени».
Русский народ боролся против польских и шведских захватчиков и изменников-бояр за сохранение русской государственности.
Русское государство пришло в полное запустение и беспорядок. В Москве, в Кремле, сидели поляки. По всей стране бродили банды вооруженных людей — поляки, шведы, украинские казаки. Центральная власть фактически отсутствовала. На русском престоле непрерывно сменялись цари, многие земли — смоленские, северские, новгородские, псковские — оказались захваченными иноземцами.
В отличии от московских бояр русский народ упорно сопротивлялся захватчикам. Героическую оборону держали защитники осаждённого Смоленска. Полякам удалось захватить его ценой огромных потерь и неимоверных усилий лишь спустя два года после начала осады. Обличал предательство московских властей сам престарелый патриарх Гермоген. Его речи пробуждали в людях патриотические чувства, звали к борьбе. Было создано Первое земское ополчение Однако его попытки освободить Москву от поляков не увенчались успехом.
В Нижнем Новгороде возникло народное движение, направленное на освобождение русской земли от интервентов. Возглавил его нижегородский земский староста, купец Кузьма Минин, получивший впоследствии всенародную известность как «выборный от всея земли человек». Не раз выступая перед нижегородцами на площади перед съезжей избой в центре города, он призывал жителей подняться на борьбу с иноземными захватчиками за освобождение Российского государства, за православную веру, не жалеть жизни своей, а на содержание ратных людей отдать «всё злато и серебро и, если надо будет, продать имущество, заложить жён и детей своих». Призывы Минина были услышаны и получили поддержку. В городе начали собирать средства на создание нового ополчения. Размер налога на эти цели составил пятую часть всего имущества каждого горожанина.

Военной стороной движения руководил опытный воевода князь Дмитрий Пожарский, который к тому времени залечивал раны, полученные в предыдущих боях, в своём родовом имении Мугрееве. Ко времени начала похода в феврале 1612 г. о своей поддержке движения заявили многие русские города и земли: Дорогобуж, Вязьма, Коломна, Арзамас, Казань и др. Ратные люди из многих областей страны со своим вооружением и обозами вливались в состав ополчения.
В середине февраля 1612 г. передовой отряд ополчения направился в Ярославль. В конце марта туда подошли и основные силы во главе с князем Дмитрием Пожарским. Путь войска пролегал через города Юрьевец, Кинешму, Кострому. Ополчение пробыло в Ярославле четыре месяца. За это время были сформированы руководящие органы движения, создан «Совет всей земли» и временные приказы (органы управления) при нём.
Когда земское войско подошло к Троице-Сергиевой лавре, его руководители впервые узнали о том, что на помощь засевшим в Москве польским войскам движется корпус под командованием гетмана Ходкевича. Было решено спешно продолжить марш ополчения к столице. Передовые отряды ополченцев подошли к Москве немногим ранее поляков и расположились полукругом от Тверских до Пречистенских ворот. Первое столкновение между противниками произошло 22 августа близ Новодевичьего монастыря. В ходе этого боя полякам удалось переправиться через Москва-реку, и лишь вмешательство казацких сотен князя Трубецкого, стоявших под Москвой ещё задолго до прихода Минина и Пожарского
и выступивших на их стороне, спасло положение. Не ожидавшие флангового удара польские роты вынуждены были отступить за реку к Поклонной горе. В ночь с 23 на 24 августа отряд из 500 человек, посланный Ходкевичем, под покровом темноты проник в осаждённый Кремль. Усиленные этим отрядом, засевшие там поляки совершили дерзкую вылазку из ворот Китай-города, переправились через реку и овладели позициями ополченцев близ церкви Святого Георгия. В то же время Ходкевич двинул свои полки к Донскому монастырю, стараясь зайти в тыл ополченцев с незащищённой, юго-восточной стороны. Однако земская пехота остановила продвижение поляков. Завязался упорный бой, в котором колоссальные потери были с обеих сторон, но удача всё же сопутствовала полякам. Ополченцы вынуждены были отступить на левый берег Москва-реки. Польские роты начали преследование и также переправились на левый берег.
В этот момент Кузьма Минин снова обратился к казакам с просьбой помочь в отражении атаки. Казаки ринулись в бой и опрокинули боевые порядки наступавших поляков. Пока шло это сражение, Минин сам вместе с отборной дворянской дружиной переправился на другой берег Москва-реки и ударил в тыл польским войскам. В стане Ходкевича поднялась паника. Бросив весь обоз, артиллерию и провиант, гетман спешно отступил из русской столицы. В значительной степени это предрешило судьбу польского гарнизона в Кремле. 26 октября 1612 г., убедившись в своей обречённости, он капитулировал.
Земская рать со стороны Арбата торжественным маршем, с развёрнутыми знаменами, под шум ликующей толпы горожан проследовала на Красную площадь. Там она соединилась с участвовавшими в освобождении столицы отрядами князя Трубецкого. Войска сошлись возле Лобного места и через Спасские ворота вошли в Кремль. Москвичи праздновали победу.



<…> 283. О присылке из Нижнева Нова города ко князю Дмитрею Михайловичу Пожарскому и о приходе в Нижней и о собрании ратных людей.
Во всех же городех Московского государства слышаху таковое душевредство под Москвою и о том скорбяще и плакахуся и креста не целоваху ни в котором городе, а помочи нихто не можаше содеяти. Ото всех же градов во едином граде, рекомом в Нижнем Ново городе, те же нижегородцы, поревновав православной християнской вере, и не хотаху ввдети православной веры в латынстве, начаша мыслити, како бы помощь Московскому государству. Един же от них нижегородец имеяше торговлю мясную Козма Минин, рекомый Сухорук, возопи во все люди: «будет нам похотеть помочи Московскому государству, ино нам не пожелети животов своих; да не токмо животов своих, ино не пожелсть и дворы свои продавать и жены и дети закладывать и бити челом, хто бы вступился за истинную православную веру и был бы у нас начальником». <…>
284. О приезде из городов ратным людем из казною из городов. В Нижнем же казны становяше мало.
Он же нача лисати по городом в Поморския и во все Понизовые, чтоб им они помогали итти на очищения Московского государства. В городах же слышаху в Нижнем собрания, ради быша и посылаху к нему на совет и многую казну к нему посылаху и свезоша к нему из городов многую казну. Слышаху же в городех ратные люди, что в Нижнем збираютца все свободный чин, повдоша изо всех городов. Первое привдоша коломничи, потом резанцы, потом же из Украиных городов многая люди и казаки и стрельцы, кои свдели на Москве при царе Василье. Они же им даваша жалованье. Богу же призревшу на ту рать, и даст меж ими совет велий и любовь, что отнюдь меж ими не бяше вражды никакия; кои убо покупаху лошади меньшою ценою, те же лошади побыша месяц, те ж продавцы не познаху: тако богу поспоряющу всем. <…>
311.О приходе под Москву. На утрие же с реки Яузы поидоша под Москву. Князь Дмитрей Пожарский же Тимофеевич Трубецкой с ратными людьми встретоша ево и зваша ево стоять к себе в острог. Он же ему отказа, что отнюдь вместе с казаками не стаивать. И пришел, ста у Арбацких ворот и уставишася по станом подле Каменново города, подле стены, и зделаша острог и окопаша кругом рвом и едва укрепитися успеша до етмансково приходу. Князь Дмитрей же Тимофеевич Трубецкой и казаки начаша на князь Дмитрся Михаиловича Пожарского и на Кузму Минина и на ратных людей нелюбовь держати за то, что к ним в табары не пошли.

312. О приходе гетманском под Москву и о первом бою. На утрии же приходу своего под Москву посла для етмана проведывати по всем городом
И августа в 21 день прибегоша под Москву и сказаша, что етман, с Вяземы поднявся, вдет под Москву. Князь Дмитрей же и все ратные люди начаша готовитися против етмана и укреплятися. Етман же, пришед под Москву, и ста на Поклонной горе. На утрии же перелезя Москву реку под Новым Девичьим монастырем, и приде близ Чертольских ворот. Князь Дмитрей же со всеми ратными людьми выиде противу ево, а князь Дмитрей Трубецкой стоял на другой стороне Москвы реки у Крымсково двора и присла ко князь Дмитрею Михайловичи), чтобы прислати к ним конных сотен, а им промышляти на них с стороны. Они же чаяху, что правдою прислал он по люди, и, выбрав лутчие пять сотень, посла к ним. С стманом же бывшу бою конному с 1-го часа до осьмаго, от князь Дмитрея ж Трубецково ис полку и ис табар казачьи помочи не учиниша ни мало; лише казаки лаяху, глаголаху: «богата пришли из Ярославля, и сами одни отстоятся от етмана». Етману же наступающу всеми людьми, князю же Дмитрею и всем воеводам, кои с ним пришли с ратными людьми, не могущу противу етмана стояти конными людьми, и повеле всей рати сойти с коней, и начаша битися пешие: едва руками не ималися меж себя, едва против их стояша.
314. О побое гетманском и об отхюде гетману от Москвы.
И августа в 24 день, на память иже во святых отца нашего Петра митрополита, повдоша етман з запасом на проход в Москву. Князь Дмитрей же Тимофеевич Трубецкой с ратными людьми ста от Москвы реки от Лужников. Князь Дмитрей же Михаилович с своей стороны ста у Москвы реки, у Ильи пророка Обыденного, а воевод, кои с ним привдоша из Ярославля, поставиша, где был дровяной град по рву. А против етмана послаща сотни многая. И бою бывшу великому с утра до шестаго часу, етман же, ввдя против себя крепкое стояние московских людей, и напусти на них всеми людьми, сотни и полки все смяша, и втоптал в Москву реку. Едва сам князь Дмитрей Пожарский с полком своим стоял против их. Князь Дмитрей же Трубецкой и казаки все повдоша в табары.

315.О съезде бояр и воевод.
Начальники же начаша меж себя быти не в совете для тово, что князь Дмитрею Трубецкому хотящу тово, чтобы князь Дмитрей Пожарской и Кузма ездили к нему в табары. Они же к нему не ездяху в табары не для того, что к нему ездити, но для ради казачья убойства. И приговориша всею ратью съезжатися на Неглинне. И туго же начаша съезжатися и земским делом начаша промышляти. <…>
319. О выпуске боярских и всяких чинов людей жен.
Литовские же люди видяху свое неизможение, повелеху бояром своих жен и всяким людем выпущати из города вон. Бояре же о том оскорбяся, куда б их выпустити вон, и послаша ко князь Дмитрею Михаиловичю Пожарскому и х Кузме и ко всем ратным людем, чтобы пожаловали их, приняли без позору. Князь Дмитрей же Пожарский повеле им жен своих выпущати и пойде сам и прият жены их чесно и проводи их коюждо к своему приятелю и повеле им давати корм. Казаки ж все за то князь Дмитрея хотеша убити, что грабить не дал боярынь.

320. О выводе боярском и о здаче Кремля города.
Литовские ж люди, видя свое неизможение и глад великой, и град Кремль здавати начаша и начаша уговариватца, что бы их не побили, полковником же и рохмистром и шляхтам чтобы игги ко князю Дмитрею Михайловичи в полк Пожарскому, а к Трубецкому отнюдь не похотеша итти в полк. Казаки ж, видя то, что привдоша на Каменной мост все бояре, и собрашася все, з знаменами и со оружием приидоша и хотяху со князь Дмитреевым полком битися, едва у них без бою пройде. Казаки ж повдоша к себе в табары, а бояре из города выидоша. Князь Дмитрей же Михаилович прия их с честию и возда им честь велик). На утрии же Струе полковник 3) с товарыщи Кремль город здаша. И Сгруса взяша в полк ко князь Дмитрею Тимофеевичу Трубецкому со всем полком ево. Казаки ж весь ево полк побиша, немногие осташа. Будилов же полк взята в князь Дмитреев в полк Михаиловича Пожарсково и их послаша по городом, ни единова не убиша и не ограбиша их. Сидение ж их бяше в Москве таково жестоко: не токмо что собаки и кошки ядяху, но и людей руских побиваху. Да не токмо что руских людей побиваху, и ядяху, но и сами друг друга побиваху и едяху. Да не токмо живых людей побиваху, но и мертвых из земли роскопываху: как убо взяли Китай, то сами видехом очима своима, что многая тчаны насолены быша человечины.
Новый летописец


Минин Кузьма Захарьевич, по прозванью Сухорук — один из «освободителей отечества» от поляков в 1612 г. Биография его до его выступления в 1611 г. неизвестна. Посадский человек Нижнего Новгорода, по-видимому, среднего достатка, торговавший мясом, он, кажется, ничем особенным не выделялся из рядов «братьи своей», посадских людей. В эпоху смуты при царе Василии Шуйском, когда Нижнему угрожали восставшие инородцы и тушинцы, Минин, по некоторым указаниям, принимал участие, как и другие посадские, в походах против врагов, в отряде воеводы Алябьева. С осени 1611 г. скромный мясник становится первым человеком в родном городе. В эту критическую для России пору, когда после гибели Ляпунова ополчение его распадалось, и власть над страной захватили казачьи воеводы — Заруцкий и Трубецкой когда Новгород был уже занят шведами, Смоленск взят Сигизмундом, а в Псковской области действовал новый «царь Димитрий», когда в связи с этим уныние, малодушие и отчаяние захватили многих, и местные и личные интересы стали брать верх над общегосударственными, — Минин глубоко скорбел о бедствиях отечества и думал о средствах помочь ему. По его словам, святой Сергий трижды являлся ему во сне, побуждая выступить с призывом, и даже наказал за непослушание.
Избрание свое в земские старосты Нижнего около нового года (1 сентября) Минин понял как указание перста Божьего. В земской избе и «иде же аще обреташеся» он стал призывать посадских людей порадеть об отечестве и личным примером побуждал к пожертвованиям для найма ратных людей. К начинанию скоро пошедшего за Мининым посада примкнули и власти, и весь город; был составлен приговор о принудительном сборе со всех хозяев города и уезда «пятой деньги», т. е. пятой части имущества, приглашены в ополчение бездомные скитальцы-смольняне, и выбран в воеводы князь Дм. М. Пожарский. По его предложению, Минину было поручено заведование казной ополчения. С званием «выборного человека», простой нижегородец стал рядом с князем Пожарским, а после, под Москвой и в Москве, и с князем Трубецким, во главе ополчения и образовавшегося в нем правительства. Принимая участие во всех делах правительственных, Минин, главным образом, ведал казну и обеспечение ратных людей необходимыми запасами и припасами и денежным жалованьем, с чем и справился успешно, несмотря на трудности сборов в разоренной смутой стране. Под Москвой, в битве с Ходкевичем, Минин показал и военную доблесть, решив бой смелым ударом выбранного им самим отряда. Царь Михаил пожаловал Минина 12 июля 1613 г. думным дворянством и землей в Нижегородском уезде. В 1614 г. ему был поручен сбор первой пятины с гостей и торговых людей в столице; в мае 1615 г. он был в боярской коллегии, «ведавшей Москву» во время богомолья государева; в декабре того же года послан с князем Гр. П. Ромодановским в казанские места «для сыску» по поводу бывшего здесь восстания инородцев. Вскоре после этого — до мая 1616 г. — Минин умер. Погребен он в Нижнем, в нижнем этаже Спасо-Преображенского собора, где в его память устроен придел во имя Косьмы и Дамиана, освященный в 1852 г



Дмитрий Пожарский родился в ноябре 1578 г. в семье князя Михаила Федоровича Пожарского. С 1593 г. князь Дмитрий начал службу при дворе царя Федора Ивановича. В начале царствования Бориса Годунова князя Пожарского перевели в стольники. Он получил поместье под Москвой, а затем был отправлен из столицы в армию на литовский рубеж.После смерти Годунова Пожарский присягнул царевичу Дмитрию. При Василии Шуйском Пожарского назначили воеводой. За исправную службу царь пожаловал ему в Суздальском уезде село Нижний Ландех с двадцатью деревнями. В 1610 г. царь назначил Пожарского воеводой в Зарайск. Там он узнал о низложении Шуйского заговорщиками во главе с Захарием Ляпуновым и поневоле присягнул польскому королевичу Владиславу.
Вскоре прошел слух, что король Сигизмунд сына своего в Россию не отсылает, а хочет сам царствовать над Русью и осадил Смоленск. Тогда по всем русским городам стало подниматься волнение и возмущение. Общие настроения выразил рязанский дворянин Прокопий Ляпунов, который в своих воззваниях призывал к восстанию против поляков. Пожарский отправился в захваченную поляками Москву, где начал готовить народное восстание. Оно началось стихийно 19 марта 1611 г. Чтобы остановить мятеж, поляки подожгли несколько улиц. Пламя к вечеру охватило весь город. Пожарскому пришлось сражаться с поляками, имея под началом всего лишь кучку верных ему людей. На второй день поляки подавили восстание во всем городе. К полудню держалась только Сретенка. Не сумев взять острожец Пожарского штурмом, поляки подпалили окрестные дома. В завязавшемся бою Пожарский был тяжело ранен. Его вывезли из Москвы в Троице-Сергиеву обитель.

Нижегородцы избрали героя московского восстания князя Пожарского воеводой ополчения, которое организовал в Новгороде земской староста. Кузьма Минин. Большую помощь оказали ему богатые купцы и предприниматели. На собранные деньги нижегородцы стали нанимать служилых людей. У ополчения стало два вождя. Имена Минина и Пожарского слились в одно нерасторжимое целое. Нижний стал центром патриотических сил всей России. На его призывы откликнулось не только Поволжье и старые города Московской Руси, но также Предуралье и Сибирь. Пожарский и Минин добивались, чтобы ополчение превратилось в хорошо вооруженное и сильное войско. В феврале 1612 г. был образован «Совет всея земли».
На исходе зимы ополчение перебралось из Нижнего в Ярославль. Сюда со всех концов государства устремились защитники Отечества. Подмосковный лагерь казаков слабел, а войско Пожарского усиливалось. Летом 1612 г. засевший в Кремле польский гарнизон нуждался в съестных припасах. На помощь ему из Польши шел большой обоз и подкрепление под командованием гетмана Ходкевича. В войске гетмана насчитывалось двенадцать тысяч человек. Если бы им удалось соединиться с осажденными, победить поляков было бы очень трудно. Пожарский решил выступить навстречу Ходкевичу и дать ему бой на московских улицах. Пожарский расположился у Арбатских ворот. Линия фронта ополчения протянулась по черте Белого города от северных Петровских до Никитских ворот. От Никитских ворот через Арбатские до Чертольских, откуда ожидался лобовой удар гетманского войска, сосредоточились главные силы земской рати. На рассвете 22 августа поляки стали переправляться через Москву-реку к Новодевичьему монастырю и скапливаться возле него. Как только гетманское войско двинулось на ополченцев, со стен Кремля грянули пушки, давая знак Ходкевичу, что гарнизон готов к вылазке. Русская конница при поддержке казаков устремилась навстречу врагу. Чтобы добиться перевеса, Ходкевич должен был бросить в бой пехоту. Русская конница отступила к своим укреплениям, откуда стрельцы повели огонь по наступающему врагу. Осажденный гарнизон предпринял вылазку и обрушился с тыла на стрельцов, которые прикрывали ополчение у Алексеевской башни и Чертольских ворот Однако стрельцы не дрогнули. Осажденные вынуждены были вернуться под защиту укреплений. Ходкевич также не добился успеха. Вечером он отступил к Поклонной горе.

24 августа Ходкевич решил пробиваться к Кремлю через Замоскворечье и передвинул свои полки к Донскому монастырю. На этот раз атака поляков была такой мощной, что русские ратники дрогнули. Около полудня они были оттеснены к Крымскому броду и в беспорядке переправлялись на другой берег. Поляки могли без труда пробиться к Кремлю, и Ходкевич велел двинуть на Большую Ордынку четыреста тяжело груженных подвод. Положение стало критическим. Не имея собственных сил для того, чтобы остановить продвижение врага, Пожарский отправил к казакам Трубецкого троицкого келаря Авраамия Палицына с тем, чтобы призвать их к совместным действиям. Посольство это увенчалось успехом. Казаки вместе с людьми Пожарского напали на обоз. Поляки с трудом отбили его и отступили. Это сражение окончательно лишило сил обе армии. Но Минин с небольшим отрядом скрытно переправился через Москву-реку напротив Крымского двора и ударил во фланг полякам. Поляки в панике отступили за Серпуховские ворота. Неудача Ходкевича была полной. Собрав свое войско у Донского монастыря, он отступил от Москвы 25 августа. После победы силы двух ополчений объединились. 22 октября осаждавшие захватили Китай-город, а через три дня истощенный голодом гарнизон Кремля сдался. В первые же дни после очищения Москвы земский совет, в котором соединились участники Первого и Второго ополчений, повел речь о созыве Земского собора и избрании на нем царя. Этот исторический собор собрался в начале 1613 г. И 21 февраля избрал на царствие шестнадцатилетнего Михаила Романова.

Пожарский получил от царя чин боярина, а Минин стал думным дворянином. В 1615 г. по поручению Михаила Минин ездил для следствия в Казань. Возвращаясь в 1616 г. назад, он заболел и умер по дороге. Князь Пожарский находился на службе почти до самого конца Михаилова царствования. В 1615 г. Пожарский нанес под Орлом поражение польскому авантюристу Лисовскому, в 1616 г. ведал в Москве «казенными деньгами», в 1617 г. оборонял от литовских налетчиков Калугу, в 1618 г. ходил к Можайску на выручку русской армии, осажденной королевичем Владиславом, а потом был среди воевод, оборонявших Москву от армии гетмана Ходкевича. По окончании Смуты Пожарский некоторое время ведал Ямским приказом, был воеводой в Новгороде, потом был переведен в Москву в Поместный приказ, руководил строительством укреплений вокруг Москвы, а потом возглавлял Судный приказ.
Умер Пожарский в апреле 1642 г


5 комментариев:

  1. С прасдником, торокие товаричи!!!!

    ОтветитьУдалить
  2. с праздником, паследователь несбибаемово збигнгева

    ОтветитьУдалить
  3. Кста! згибень то. еко прадеда с москау прокнали. витно сло сатаил

    ОтветитьУдалить
  4. Азарак на СБ мне отписала и пропала.

    ОтветитьУдалить